Отчет о посещении членами ОНК г. Москвы 31 мая 2010 г. ОВД "Замоскворечье и "Арбат"

Опубликовано admin в Пт, 06/04/2010 - 16:21

31 мая 2010 года на Триумфальной площади г. Москвы состоялась очередная несогласованная с московским правительством акция в защиту 31-й статьи Конституции РФ – права на свободу собраний. Милиция жестоко разогнала мероприятие, на глазах у журналистов и участников акции задерживаемых били руками и ногами.

На Триумфальной площади было задержано до 150 человек, которых доставили в 7 московских отделов милиции: ОВД «Замосковречье» - 23 человека, ОВД «Красносельское» - 16 человек, ОВД «Тверское» - 19 человек, ОВД «Пресненское» - 21 человек, ОВД «Мещанское» - 23 человека, ОВД «Басманное» - 27 человек (некоторые задержанные впоследствии сбежали из отделов), ОВД «Арбат» - 17 человек.

ОВД «Замоскворечье»

ОНК Москвы в составе председателя ОНК В.В. Борщева, члена ОНК А.Г. Каретниковой и присоединившегося позднее члена комиссии М.А. Кригера, уведомив надлежащим образом ОВД, около 21:30 прибыла по жалобам задержанных на избиение в ОВД «Замоскворечье». Проход в ОВД был закрыт шлагбаумом и охранялся вооруженным автоматом сотрудником милиции. На территорию ОВД не допускали адвоката и представителя по доверенности двоих задержанных.

Прибывших членов ОНК встретил подполковник милиции Бурлаков Александр Николаевич, зам.начальника ОВД. После заявленного членами ОНК требования допустить в здание адвоката и представителя по доверенности названные лица были в ОВД допущены. На вопрос, почему они не были допущены ранее, Бурлаков А.Н. ответить затруднился.

К моменту прихода ОНК в ОВД «скорая помощь» уже увезла одну из задержанных, инвалида Любомудрову Людмилу Николаевну, диагностировав повышенное давление. На глазах членов ОНК другая машина «скорой помощи» забирала журналиста Александра Артемьева, которому на территории ОВД, как выяснилось впоследствии, был причинен оскольчатый перелом плечевой кости, лечение которого требует операции.

Задержанные находились в небольшой комнате со столом, стульями, одной скамейкой. Их одежда была испачкана и измята. На вопрос о жалобах задержанные сообщили, что были избиты сотрудниками милиции на территории ОВД «Замоскворечье». По словам задержанных, за скандирование в автобусе сотрудники 2-го полка отомстили им, закрыв все окна и двери. В автобусе находилось 23 человека. Температура поднялась до 50 градусов по Цельсию, людям становилось плохо, по ним тек пот, они снимали с себя одежду. Воды в автобусе не было. В таком положении задержанных находились около полутора часов, это время автобус возил их по улицам, хоть инструкции требуют от сотрудников доставления задержанных в ОВД максимально быстрым способом.

Задержанные сообщили, что по доставлении в ОВД «Замоскворечье» их выгрузили во дворе ОВД и около полутора часа не заводили внутрь отдела. Затем им приказали вернуться в автобус. Немедленно 10-15 сотрудников ОВД, вышедших из здания отдела, стали душить, волочить людей по земле и асфальту к автобусу, заламывая руки, пиная ногами и хватая за волосы, бросая задержанных на ступени автобуса. Как утверждает задержанный Чернозуб, в основном задержанные отделались синяками, ссадинами и испачканной одеждой.

В автобусе задержанные стали требовать объяснений, за что и на каком основании они были избиты, и отказались по требованию сотрудников милиции выходить из автобуса «по одному». Входная дверь снова была закрыта, люди вновь стали задыхаться.

Не желающих выходить из автобуса задержанных, сотрудники милиции, предположительно, 2-го полка, вновь волоком вытаскивали из автобуса, сопровождая это пинками и угрозами. При этом была сломана рука Александра Артемьева.

Сотрудники милиции внутри отдела отказывались вызывать «скорую помощь» по просьбам задержанных, отказывались выводить их в туалет.

В течение 4-5 часов с момента доставления задержанных в ОВД сотрудники милиции не совершали никаких процессуальных действий и не оформляли административных материалов на задержанных. По утверждению Чернозуба, сотрудники милиции начали что-либо делать только по прибытии членов ОНК в ОВД. Они вызывали из оперативного полка ГУВД людей, которые проводили задержания, они ждали, пока они напишут рапорта. Эти люди приехали часов в 10-11 вечера, стали составлять рапорта. Только после прибытия ОНК людей стали выпускать в туалет по их просьбе.

Но вообще все начали составлять какие-то документы после того, как приехал председатель ОНК В.В. Борщев, после того, как его усилиями пустили адвоката, членов Общественной наблюдательной комиссии и юриста Приходину. Тогда возникла более-менее нормальная обстановка, стали выпускать людей в туалет и курить.

Подполковник Бурлаков пояснил, что состоялось некое селекторное совещание руководителей ОВД ЦАО Москвы, на котором было принято, либо оглашено, решение инкриминировать задержанным не только ст. 20.2 КоАП (нарушение правил проведения публичных мероприятий), но и ст. 19.3 КоАп (неповиновение законному требованию сотрудника милиции), что позволило оформлять материалы и удерживать задержанных не три часа, а 48 часов, поскольку статья 19.3 в качестве одной из санкций предполагает административный арест.

Фактически воспользовавшись этим, сотрудники начали отпускать людей лишь поздней ночью, когда метро уже было закрыто. Сами они мотивировали это тем, что теперь на них легла двойная работа – составление материалов по двум статьям, а это требует времени.

Задержанная в ОВД «Замоскворечье» Анастасия Рыбаченко подала жалобу на избиение в дежурную часть ОВД и требовала от подполковника Бурлакова помочь ей опознать людей, которые на территории ОВД таскали ее по земле и сейчас продолжают находиться в отделе, однако Бурлаков отказался оказать ей содействие, мотивируя это тем, что на рассмотрение ее жалобы отведено 10 дней. Рыбаченко написала еще одну жалобу – на бездействие Бурлакова.

В результате Рыбаченко была отпущена из ОВД «Замоскворечье» около 11 утра следующего дня. Ни питание, ни спальное место за всю ночь нахождения в ОВД ей предоставлены не были. Сам факт того, что она была отпущена, а не доставлена к мировому судье, свидетельствует о том, что необходимости в ее задержании на ночь не было.

Таким образом, ОНК отмечает следующие недостатки и обстоятельства в работе ОВД «Замоскворечье» в ночь с 31 мая на 1 июня:

  • немотивированный недопуск на территорию ОВД адвоката задержанного и защитника по доверенности,
  • немотивированное причинение задержанным телесных повреждений (включая менее тяжкие) сотрудниками милиции на территории ОВД «Замоскворечье», избиение и немотивированная агрессия в отношении задержанных,
  • оставление задержанных в закрытом герметичном автобусе в пыточных условиях при высокой температуре, отсутствии воздуха и воды,
  • непредоставление спального места задержанным в ночное время,
  • непредоставление задержанным питания,
  • демонстративно медленное, ничем не обоснованное, составление административных материалов.

Показания задержанных подтверждаются видеозаписью событий, размещенной в сети Интернет: 

ОВД «Арбат».

Около 2:00 1 июня ОНК Москвы в составе членов ОНК А.Г. Каретниковой и М.А. Кригера, в сопровождении защитника до доверенности Е. Приходиной, предварительно уведомив о своем прибытии, прибыла в ОВД «Арбат», куда были доставлены с Триумфальной площади 17 задержанных.

На момент прибытия ОНК задержанные мужчины, за исключением двоих, находились в камере для административно задержанных, женщины – в дежурной части ОВД. Двое мужчин и одна женщина находились этажом выше, у кабинета, где с них получали объяснения. При появлении членов ОНК задержанных мужчин немедленно выпустили из камеры, и задержанные переместились в коридор. По словам задержанных, сотрудники угостили их рисом. Задержанные также пожаловались, что в течение длительного времени сотрудники милиции отказывались передать им питьевую воду.

Сотрудники милиции постепенно оформляли документы на задержанных, отпуская их, однако метро к моменту, когда задержанные стали выходить из ОВД, уже не работало.

Мы расцениваем подобное ничем не обоснованное затягивание процесса оформления административных материалов, оставление задержанных в ОВД на ночь формой давления на задержанных, право на которую сотрудникам дает фальсификация рапортов по ст. 19.3 КоАП.

Жалобы на незаконные действия в отношении задержанных поступали также из ОВД «Басманное», где почти в течение суток удерживали четверых задержанных.

В.В. Борщев - Председатель ОНК г. Москвы,
А.Г. Каретникова - член ОНК г. Москвы,
М.А. Кригер - член ОНК г. Москвы.